Испорченным детям!

Когда я был ребенком, взрослые часто доводили меня до слез своими нудными воспоминаниями о том, какое трудное у них было детство, как им приходилось пешком ходить в школу каждое утро 15 километров вверх в гору, а зима тогда длилась круглый год, и ещё они носили пару своих младших сестрёнок туда на плечах и «закорках». Я не знаю, что такое «закорки», спросите сами у бабушки. В их школе была одна холодная комната, туалет был во дворе и до него надо было бежать километр в гору зимой. Мимо Гитлера. Под обстрелом.

В этой комнате учились одновременно 10 разных классов, причём у всех были круглые пятёрки, хотя бумаги и ручек им и не хватало, поэтому они писали карандашами на полях газеты с портретами Сталина на каждой странице во весь разворот. А статьи из этой газеты они сперва читали вслух, патамушта книг тогда тоже не было, а потом использовали в том удалённом туалете, если успевали добежать до него в гору. Патамушта туалетной бумаги тогда тоже ни у кого не было.

При этом они как-то успевали помогать своим родителям убирать коммуналки и чистили там туалеты каждый день! Кроме того, они рубили лес на дрова, топили печи, и чистили по 5 ведер картошки в день, патамушта тогда кроме картошки не было другой еды, но есть её им не давали, а сразу всё забирали для фронта. А ели они очистки от этой картошки и какой-то «жмых». Я не знаю што такое «жмых», спросите сами у бабушки.

В свободное время, они успевали разгружать вагоны с этой картошкой за 25 копеек в час и кормили на эти деньги всю свою семью, в которой жило 5 — 6 поколений инвалидных бабушек. Как они успевали делать уроки, я и тогда не понимал, но всегда боялся спросить.

Поэтому я дал себе слово: когда я вырасту, то низашто не стану мучить своих детей такими баснями! Я не стану засирать им мозги тем, как им легко щас, а мне было трудно тогда! Однако, … теперь я повзрослел, и поумнел …, и оглядываясь вокруг, я прихожу в ужас видя современную молодежь! Вы получаете все слишком легко, мать вашу! Я хочу сказать, что по сравнению с моим детством, вы живете просто в какой-то сраной Утопии! Как бы мне ни было это противно, я просто-таки напросто-таки обязан сказать: вы, сегодняшние дети, нагло не цените всего, что вы имеете!

Когда я был ребенком, у меня не было не только Интернета, но и телевизора. Если мне надо было что-то узнать, я должен был пешком топать 5 километров в гору зимой в проклятую библиотеку и сам рыться в ее каталогах и книжках! Имейла тоже ни фига не было! Если мне надо было кому-то написать, я делал это ручкой! По бумашке! А затем мне приходилось топать самому пешком через весь город 5 километров в гору зимой на почту и уходила ещё целая неделя и больше, пока моё письмо доходило до адресата! Я уже не говорю про МР3 или Нэпстер! Если мне надо было скоммуниздить музыку, приходилось самому топать пешком через весь город 5 километров зимой в гору до музыкального магазина и рисковать там, воруя огромные черные граммофонные диски под недрёманым оком продавщицы!

Или приходилось ждать целый день, чтобы ночью записать музыку на катушечный магнитофон с радиоэфира «Голоса Америки» или ВВС, причем всё это специально заглушалось КГБ! Причем драный американский Диск Жокей мог в любой момент начать свою болтовню и это было похуже сраного КГБ!

Хотите ещё послушать о трудностях? Я не мог вот так запросто, как вы, взять и загрузить порн! Приходилось переть через весь город 5 километров зимой в гору к какому-нибудь старому извращенцу лет 25, у которого была коллекция Плейбоя на польском, за 1955 год с вырванными центральными картинками. Остальные картинки были все заляпаны засохшей спермой нескольких поколений польских и наших онанистов, и пограничников.

Или какая-нибудь старая дева лет 29 приглашала к себе вечером, наматывала себе на шею какие-то лебединые пёрья и нажиралась азербайжанскова портвейна, показывая мне немецкий трофейный Каталог Женского Белья за 1935 год, с Гитлером на обложке, для собственного возбуждения! И всё! У меня ни хера не было никакого другого порна!

У меня не было никаких роскошных телефонных прибамбасов! Ни второй линии, ни автоответчика. И если я куда-то звонил, а там было занято, мне приходилось перезванивать самому! По многу раз! Рискуя сломать палес в саедааавшэм диске!

Но я не ныл! У меня не было и распознавателя номеров! Когда нам кто-то звонил, мы не имели ни малейшего представления о том, кто это мог быть! Это мог быть кто угодно! Родители с каким-нибудь идиотским поручением; училка, чтобы настучать родителям о пропущенном дне, или даже ментура, чтобы вызвать их для беседы о моем поведении! Я никогда не знал заранее!!! Приходилось снимать трубку и рисковать, дамы и господа!

Не было у меня и роскошных видеоигр, типа ваших Плейстэйшн Сони, с 3Д графикой! Я сыграл в свою первую видеоигру в возрасте 25 лет на работе, на мэйнфрейме ЕС-1040, и это был чернобелый пинг-понг! На мониторе 5х5 сантиметров. И софт дохнул каждые 3 минуты из-за слабенького процессора! Но я не ныл и играл все 8 часов своего рабочего дня! Там были ещё «Морской Бой» и падение астероидов. Всё — черно-белое, никаких виндов, всё в одном окне! Приходилось использовать собственное воображение, чёрт побери!

В эту игру невозможно было выиграть, поскольку там был только один уровень сложности «для Гроссмейстера» и он не регулировался! Проходилось играть всё быстрее, пока не ломалась клава или игрок не погибал от сердечного приступа! Всё было как в реальной жизни!

В кинотеатрах не было амфитеатров, все сиденья были расположены на одной высоте! И если перед тобой садились бабка в шырокой панамке или высокий парень — пистец! Кина не было вапще! Кабельного ТВ не было и в помине! У нас было только 4 канала, которые всё время показывали, што старый маразматик Брежнев ещё дышыт! А когда он спал — Сибирский хор Пятницкова или балет Красной Армии в кирзе!

А у вас тут за 100 каналов, есть порно, 2 — только для гольфа, 5 — другие виды спорта, 2 — только мультяшки! 24 часа каждый день!

А мне, бля, для мультяшек приходилось переть пешком через весь город 5 километров в гору зимой! А когда появились ТВ, то мультяшки показывали тока 1 раз в неделю! 1 раз! В субботу утром!

Вы слышите, что я вам тут говорю, мать вашу?!

Мне приходилось ждать ЦЕЛУЮ НЕДЕЛЮ, чтобы посмотреть сраную мультяшку, лентяи и бездельники!

Вот именно! Я вам об этом уже целый час талдычу! Вам всё достается слишком легко! Клянусь, вы тут все испорчены до мозга костей! Вы бы не выжили в 1970 году и 5 минут! ©

История с мандаринами.

В наш заштатный магазин завезли 35 тонн мандарин. Я повторю. 35 тонн. Перед Новым годом. Для продажи ветеранам и инвалидам «ВОВ». Только. Но 35 тонн. Если учесть, что к нашему магазину было прикреплено где-то 70-100 ветеранов и инвалидов (дело было в конце 70-х, напомню, ветеранам было чуть за пятьдесят – около шестидесяти, и было их много), то при самом простом подсчете получалось, что на одного ветерана приходилось три с половиной центнера мандаринов. Это к вопросу о плановом хозяйстве.

Со своей стороны, хочу подчеркнуть, что привозили мандарины в ящиках по 12 кг. И грузовики эти разгружал я один. Блин. До сих пор помню.

Директор категорически запретила пускать мандарины в продажу – перед Новым годом мандарины –это валюта. А для пущей секретности запретила и работникам магазина брать мандарины домой. Низзя.

Дура она была в своей норковой шапке, потому что плохо себе представляла, что такое 35 тонн. Ящиками с оранжевыми шариками было забито все, все склады, все подсобки, но они все равно никуда не вмещались, поэтому и коридор был до потолка забит этими ящиками. Концентрированный аромат цитрусовых выдавал директора с головой, потому что чувствовался задолго до подхода к скромному серому зданию с неоновой манящей надписью «Продукты».

Через пару дней, когда аромат стал невыносимым, директор дала отмашку. Два дня нескончаемым потоком через задний проход магазина шли трудящиеся: милиционеры, пожарные, санэпидстанция, райздрав, детские врачи, зубные врачи, странные люди, не странные люди, хорошо одетые люди неопознаваемых профессий, классные руководители детей знакомых директора, знакомые классных руководителей детей знакомых директора, зубные врачи знакомых знакомых классных руководителей детей знакомых директора и прочие ближайшие родственники. Все они уходили с непрозрачными газетными пакетами, в которых угадывались очертания милых сердцу экзотических мандарин.

Таким образом было роздано, распродано, раздарено… где-то тонн 12 по моим подсчетам.

Осталось еще 20 тонн…

Тогда мы получили указание отправить мандарины в продажу ветеранам и инвалидам, которым, собственно, они и были предназначены, с ограничением по 5 кг в одни руки. Еще полтонны…

Работники магазина взяли по 5 кг. Еще килограмм сто-сто пятьдесят…

В продажу обычным гражданам? Хрен!

За пару дней до Нового года аромат превратился в вонь. Мандарины – товар скоропортящийся. Из оранжевых они стали превращаться в белые, потом в зеленые, мохнатые, отвратительные и склизкие шарики. Особо спелые лопались и их сок стекал мне под ноги, что было крайне удачно, учитывая, что по этому коридору я таскал коробки, ящики, фляги, бидоны и прочие кубы масла, стараясь балансировать на этой зеленоватой жиже, что покрывала пол магазина уже чуть ли не по щиколотку. Вымывать ее было бесполезно, потому что на следующий день гнили новые мандарины, отдавая нежный сок моим сапогам. 20 тонн отборных оранжевых цитрусовых превратились в 20 тонн зеленой гнили.

Директор решилась и приказала отправить эти мандарины в продажу… Уже не по 3 рубля 50 копеек, как свежие и веселые шарики, а по 35 коп за кг как некондиционный товар. Это стыдливо называлось «на компот».

20 тонн разлетелись за полдня.

Я до сих пор не могу понять, на хрена их было держать, когда все нужные люди уже свое получили? Зачем нужно было портить? ©

Депардье – Россия это большой вонючий сарай!

На днях известный французский актер кино Жерар Депардье так прокомментировал свой отъезд из России Canal+: «Если я когда-нибудь соскучусь по такой жизни, я могу пару дней пожить в своем сарае».

По его словам он больше никогда не собирается возвращаться в Россию, где у него осталась мордовская прописка. Также он продал свои российские квартиры. В настоящий момент актер большее время проводит в Бельгии, а также ухаживает за своими виноградниками на юге Франции.

Жерар Депардье получил российский паспорт по личному распоряжению президента России Владимира Путина с формулировкой “за особый вклад в развитие кинематографа”.

После этого актёру подарили две квартиры: в Саранске и Грозном. Стоимость последней оценили в 15 миллионов рублей ©